Самый Главный Праздник

Пока впечатления свежи, а моё счастье мирно сопит рядом в Коконе, хочу поделиться тем, как же это было.

Итак, моя операция (подробнее о том, как мне было накануне - здесь, ну и о том, почему кесарево здесь) была назначена на утро 24 июня. Точнее, мы стояли в "третьей очереди", и это означало, что в операционную мы должны были попасть где-то к 11 часам утра. Однако моя врач сказала, что ей хочется даже пораньше (она вообще-то не прочь была прокесарить меня ещё и днём ранее, но там не сложилось по времени у мужа), и к 8:30 утра я и муж должны были быть готовыми.

К вопросу причём здесь муж, напомню, что после сдачи анализов и флюорограммы днём ранее он получил почетное право увидеть и подержать малыша сразу после КС - да, такое возможно, и муж может участвовать в родах, даже если они проходят не совсем естественным путём. Поэтому готовым для мужа означало прийти ко мне со сменной одеждой, результатами анализов, флюорограммой и бодрым настроением, чтобы ждать счастливой минуты.

Готовой для меня - это после клизмы и в чулках :)

Зачем были нужны эти антиварикозные секси-аксессуары (которые мне пришлось купить за 1300 р), мне никто так и не объяснил, проблем с венами на ногах у меня не было ни до ни во время беременности. Также меня, кстати, никто не предупредил, что для меня, оказывается, была заготовлена донорская кровь, за которую пришлось доплатить 2500 р в последние часы перед выпиской. Ну да ладно.

Чистим и бреем

Пару слов о клизме. Помню, в детстве я её почему-то очень боялась. Даже плакала, когда однажды понадобилось её делать. Потом стала относиться к этой процедуре уже проще. И даже с некоторым интересом и удовольствием решилась на неё во время прохождения очистительной программы на аюрведическом курорте в Индии год назад. Я знала, что перед родами её ставят. Даже перед КС (кстати, мой врач в 25 роддоме сказала, что при предлежании плаценты её не делают, так как может спровоцировать кровотечение). И, как я уже говорила, в 25 роддоме это было испытанием не по самому характеру процедуры, а по условиям, в которых её делали: ставят в душе и потом бежишь в туалет - тот самый, с двумя унитазами и ширмой между ними. Нееее. На Опарина всё поприличнее. В 6:30 утра я была в процедурной, предупредив о своём диагнозе. Мне пообещали "мягко". Получилось даже очень. Настолько, что я чуть не попросила ещё. Муж смеялся :)

К слову, насколько я знаю, во всём цивилизованном мире ни клизме, ни бритью рожениц уже давно не подвергают в обязательном порядке. Опять же, привет Гонконгу - там, насколько я знаю, да и вообще из рекомендаций ВОЗ по родовспоможению, цитирую: "Нет показаний к тому, чтобы сбривались волосы на лобке или ставилась клизма перед родами." Не могу сказать, что я сильно против этого - с практической точки зрения так даже лучше в итоге оказывается (это понимаешь после - когда ходишь в туалет после операции и когда со шва снимают наклейку, ну и всякие там гигиенические моменты как после естественных родов, так и после КС). Просто почему-то ведь ВОЗ обратила на это внимание. И слава Богу, теперь есть возможность эти процедуры проходить в несколько усовершенствованном и гигиеничном варианте: хотя бы не всех одной бритвой и можно свою. Но, кажется, это не во всех роддомах.

Меня больше напугала клизма на следующий день после операции. Лично мне это сначала показалось зверством. Когда я не то, что в туалет, я вставала-то с трудом! И с катетером в правой руке... Но даже это оказалось на пользу, как и остальные "зверства", которые они выделывали почти сразу после операции. Всё на благо. Только так это и работает, как показал, например, мой организм. Но обо всём по порядку.

Готовы

Муж был у меня в палате уже в 8 часов. И мне уже становилось нехорошо. Да, волновалась, мы оба волновались. Но я ещё впридачу ко всему так наволновалась накануне, что то ли от граната, съеденного от волнения и начавшейся легкой анемии, то ли от самого этого волнения, полночи провела, пардон, на унитазе, почистив свой организм ещё до клизмы. Сил оставалось мало. Хотелось пить. Пить уже нельзя было. Становилось жарко. И мы сели ждать. Сил оставалось всё меньше. Кажется, нет ничего хуже вот именно этих последних часов и минут ожидания. То ли от жары, то ли от нервов я решила заплести волосы в косичку, благо резинка оказалась рядом. Такие смешные подробности, но потом эта косичка меня здорово и задорно выручила!) Мы тупели от жары и тупили в телевизор, смотрели какие-то новости, помню я послушала гороскоп на день и он мне не понравился. Я решила на это забить. День будет отличным - так решила я!

В 9:30 к нам по-деловому забежала моя врач и сообщила, что за мной приедут в течение часа. Забавно: они называют это "подавать в операционную". Как будто я обед или ужин какой-то)

Да, ещё врач и медсестра всю неделю настраивали меня, что это прямо Праздник, нужно быть готовой к Празднику, расслабиться и получать удовольствие. Наверное, они видели, как я напугана вообще всем происходящим.

Дальше всё было очень быстро и бодро. Дверь в палату открыли, появилось много медсестер и санитарок, привезли каталку. Мы с мужем растерялись, я толком не знала, куда идти и где ждать ему, его чуть не отправили в приёмное отделение переодеваться, потом разрешили взять местный халат и шапочку и ехать на параллельном с нами лифте. Я тоже суетилась, не зная, как ложиться на каталку, попыталась снять халатик, который медсестра мне с улыбкой разрешила оставить (снимут перед операционной), и взгромоздилась на каталку.

Я думала, это будет один из самых страшных моментов. Я видела, как возили девчонок в операционную, в 25 роддоме всё это было постоянно и под боком и мне всегда было жутко смотреть на уезжающие на каталках тела...

Но для меня это оказалось даже забавно. Я успела еще увидеть мужа перед лифтом, подмигнуть или как-то там криво улыбнуться ему, задорно общалась с каталки с медсестрами, шутила и вертела головой. Наверное, это нервное, Наташа) В этот момент у меня внутри включилось такое эйфорично-истеричное состояние: с одной стороны, хотелось поторопить события и уже скорее оказаться на операционном столе, но в то же время не бежать от Того Самого Момента, а пережить его в полной осознанности, с радостью и пониманием происходящего.

Чего я больше всего боялась? Наверное, того, что я не смогу совладать с собой, что мне станет плохо, что я не выдержу, и что-то пойдёт не так, боялась не испытать радости и всё испортить. Боли я не боялась, нет. Это был и страх, и радость, и ужас, и нетерпение, и ощущение надвигающегося Огромного Чуда.

Я не знаю, с чем это можно сравнить. Последние минуты перед выступлением на большой сцене? Последняя секунда перед резким спуском на американских горках? Тот момент в ЗАГСЕ, когда я сказала "да"? (я, наверное, уже тогда понимала, что случится уже в скором времени - хотя в тот момент наш сын был еще в проекте, но его зачатие произошло ровно через неделю) Близко, но всё равно не передать. Это один из самых счастливо-волнительных моментов в жизни, правда.

На большом лифте меня привезли на 6 этаж. Там я снова увидела мужа в смешной одноразовой шапочке (по поводу которой я тоже успела пошутить), и его при мне завели в ту самую стеклянную комнату в начале коридора, по всей длине которого располагались операционные. Не сравнить с 25 опять же, сорри, где одна из операционных была почти по соседству с палатами.

Меня подвезли к нашей операционной, к которой стали подходить врачи. Моя врач деловито сидела рядом и вертела в руках телефон, было видно, что ей хотелось поскорее. Но она классная, правда. Она приободряла. Потом пришла другая врач, ассистирующая, и тоже начала весело разговаривать с бригадой, создавая и правда ощущение Праздника, а педиатр даже спросила меня, какого цвета шапочку ей надеть в честь моего Праздника, белую или голубую. "Конечно, голубую", - сказала я - "мы ведь мальчика рожаем!" Я похвасталась тем, что даже сделала себе прическу (ну, ту самую косичку) - так что я тоже готова к Празднику! Я старалась как можно больше общаться с бригадой, чтобы не уходить в себя и в свой страх. Перед операционной можно глубоко в него уйти, как мне кажется.

Анестезиолог

О, это мой герой! Вообще, в КС анестезиолог - это один из ключевых участников всего этого Праздника, потому что именно он разговаривает с тобой с самого начала, он сидит у твоей головы за ширмой, всё тебе рассказывает и не даёт тебе умереть от страха. Он контролирует твоё состояние и дозу обезболивающего (и успокоительного, при необходимости) соответственно. А еще анестезиолог суперважный человек, потому что именно он в операционной, единственный, может снабдить счастливую мамашу самыми бесценными фотографиями появления на свет малыша и первого поцелуя мамы - нужно только не забыть дать ему свой телефон.

Так вышло, что анестезиолог, который опрашивал меня вечером накануке операции, оказался не тем, кто был на операции (его смена к вечеру закончилась и пришёл дежурный). Но, честно говоря, это было и к лучшему, потому что первый мне пришёлся не к душе. Нет, нормальный парень, но он с таким пофигизмом отвечал на мои вопросы и от него так несло табаком, что мне как-то очень не захотелось, чтобы именно он сопровождал меня при таком Великом Событии. Единственное, чем он мне понравился, это ответом на моё "Я волнуюсь". "Это нормально, не волнуются в такой ситуации только шизофреники". Ок, чувство юмора есть, хотя бы на этом попробуем выехать, если что.

Моим анестезиологом, подоспевшим прямо к операционной, был тоже молодой, но очень участливый и любезный, симпатичный молодой человек, внешне похожий на актера Алексея Чадова. Стыдно, но я не помню его имени, кажется, Анатолий, но я всё время хотела назвать его Алексеем :) Я успела вручить ему свой телефон, но в спешке даже не сказала, как им пользоваться.

Рокот космодрома

Мы какое-то время ждали перед операционной - там было ещё не готово. Снова эти волнительные уже минуты ожидания... Скорее, скорее! Меня даже уже начали везти в неё - но тут же повернули обратно, не готово.

Спустя десять-пятнадцать минут каталку с моей вертящейся головой на голом теле, накрытой простынкой, завезли в залитую светом большую комнату. Мне хотелось увидеть и запомнить всё в подробностях, я с любопытством разглядывала и слушала всё, что происходило вокруг.

Помню, в отзывах про КС на Опарина я прочитала, что кто-то родил под "Рокот космодрома", так как в операционной играет музыка. Мне стало интересно и я спросила у своего врача, правда ли это. Она тогда улыбнулась и сказала: "Ой, да, вроде радио играет там". Да, играет) Не поняла, какое, но точно играет - и это было так здорово! Потому что у меня как-то сразу возникло ощущение праздника и расслабухи.

Мы заехали в операционную в где-то в 9-45.

Полетели!

Дальше началось уже самое волнительное. Катетер в руку - я просила в левую (из-за моих "плохих" вен на правой, по словам медсестер из 25 роддома), но им было неудобно из-за расположения инструментов в операционной, поэтому поставили в правую, но в обратную сторону ладошки, прямо под обручальным кольцом. Глубокий вдох (кстати, дыхание - это вообще тема, оно спасало меня весь период волнения и операции), укол в спину - "Что ты чувствуешь? Говори в каждый момент, что ты чувствуешь" - Чадов не унимался. Он очень настойчиво и правильно разговаривал со мной всю операцию. Он чудо - это да.

А чувствовала я, что по моей левой ноге растекалось тепло. Потом по правой. Потом, спустя минуты три, практически онемела вся нижняя часть. Меня обвешали датчиками, пустили раствор по капельнице - и поехали. Время было около 9-55 (откуда я это знаю? - да из своего выписного эприкриза, я его очень внимательно прочитала после выписки - мне было очень интересно, как они описывали то, что делали со мной на операционном столе)

Да, мне, как и многим, было интересно: а как они поймут, что всё, анестезия подействовала и можно резать?

Во-первых, они ставят мочевой катетер. Это малоприятная процедура. Но я её уже не почувствовала. Спасибо, Опарина, в 25 роддоме это делают в палате перед тем, как отвезти в операционную, без анестезии. Я видела это однажды, точнее, слышала. Кажется, и правда мало приятного. Но я на операционном столе уже ничего не почувствовала. Точнее, не почувствовала боли.

Далее, они начали протирать мне живот спиртом. Интенсивно так начали протирать. Я говорю Чадову: "Эй, я чувствую, что мне живот трут". Он: "Да, это правильно, ты всё будешь чувствовать - всё, кроме боли". Эээээээ... Не буду говорить, что эта новость меня сильно обрадовала, но деваться уже было некуда.

Чадов уже стоял над моим лицом и транслировал "Так, Наташ, сейчас может затошнить. Если тошнит - говори мне сразу". Вот блин, этого-то я и боялась. Фу, не люблю когда тошнит. Из-за своей нервной болтливости я решила ещё и спросить: "А почему может затошнить?" Чадов с ухмылкой ответил: "Потому что". Я поняла - режут. Точнее, я это почувствовала.

Вспышка сверхновой

Меня не затошнило. Я радостно сообщила об этом Чадову. Умница. Дальше несколько секунд и Чадов успевает предупредить меня "Сейчас у тебя будет ощущение, что копаются в животе". Спасибо. Ага, ощущение было. Не из приятных, конечно. Я действительно ВСЁ это чувствовала. Как копаются, как надавливают на рёбра - да, было! - и как из моего живота высвобождают....О Боже - крик! Плач ребёнка!!!! Это плачет наш малыш!!!! Времени было 10:01.


Я думала, я буду реветь. Но я начала так смеяться и на всю операционную говорить "Ты моя радость! Моё счастье! Мой слаааадкий" - что напрочь забыла и о слезах, и о телефоне, которым я так и не научила Чадова фотографировать, и о своём разрезанном животе, и о рёбрах и о том, как страшно мне было всего несколько минут назад.

Я не помню, что именно я говорила. Но я слышала, что врачи говорили, какой он хороший, прекрасный, педиатр что-то там причитала и все сюсюкали и говорили, что всё отлично, всё идёт по плану, в капельницу надо добавить Окситоцинчику, был еще какой-то разовый антибиотик (кажется, Амоксиклав) и пора зашивать. Я спрашивала Чадова, как там малыш и ждала, когда мне его принесут и покажут. Спустя несколько минут я услышала заветные "8-9 Апгар", очень обрадовалась и бригада приступила к шитью.

И вот, слева от моей головы педиатр подносит мне этот сладкий, сморщенный комочек, личико, такое горячее и пахнущее присыпкой. О Боже, я даже не поверила - это Мой Сын! Я нежно, чтобы не напугать, поцеловала его пару раз. Такое блаженство! Затем - и это важно - губки сына приложили к моей груди, выдавив из неё те самые драгоценные капли молозива - не знаю уж, понял ли он что-то, но радостно причмокнул, а я смогла его немного рассмотреть и еще раз насладиться этим сладким запахом. Мой сладкий пончик в сахарной пудре! Его очень быстро забрали и понесли из операционной - взвешивать и измерять. "Папе, покажите папе, он стоит там в стеклянной комнате!" - успела крикнуть я.

Дышать

Выдох. Чадов дежурно спрашивал, как у меня дела и что я чувствую. Но он уже, кажется, понял, что дела у меня офигенно. В какой-то момент я почувствовала такую свободу и пустоту под рёбрами (после девяти-то месяцев ношения там сына), что мне захотелось очень глубоко вздохнуть. Я спросила Чадова - он разрешил. Кайф!

А когда он предупредил, что сейчас может закружиться голова, я поняла - зашивают. Зашивали довольно долго и я слушала музыку (ой, не помню, какую), балдела и когда Чадов, куда-то исчезнувший за моей головой, спросил, не скучно ли мне, я честно ответила "Ну да, скучновато".

Потом пришла педиатр. Сказала мне не менее заветные 2820 г и 49 см - я еще больше обрадовалась и готова была уже сама встать и вприпрыжку пойти за сыном. "Папе показали?" - "Конечно!" Педиатр спросила меня, как назвали сына. Когда я торжественно произнесла "Александр", она не менее торжественно показала мне большой палец вверх "Отличное имя!" Ещё бы!

Приземляемся

В 10:36, судя по протоколу, меня уже вывозили из операционной. Я была навеселе и болтала с медсестрами и Чадовым, успев поинтересоваться у него про телефон. Он страшно обрадовал меня: когда я получила телефон из его рук, то увидела там те бесценные кадры Самого Появления на Свет и моего первого поцелуя с сыном, которые я, по понятным причинам, пока не могу и не смогу выставить ни в какие социальные сети, инстраграмы и разослать по всем знакомым и друзьям. Но степерь и скорость овладения анестезиологами особенностей фотографирования в различных смартфонах потом пару раз с юмором обсуждалась нами в послеродовом отделении за обедом :)

Подъезжая к стеклянной комнате, я обрадовалась еще больше, увидев там мужа - он дождался конца операции и встречал меня там. Я по-прежнему вертела головой, шутила и улыбалась и была, кажется, самой счастливой на Земле в тот момент! Это была та еще эйфория! Муж поцеловал меня и сказал те слова, которые, несмотря на их затёртость и запетость, наверное, мечтает услышать каждая женщина в этот момент "Любимая, спасибо за сына!"

Я спросила, видел ли он сына, держал ли на руках. Он был такой счастливый, что не смог толком объяснить, но я примерно поняла, что сына ему показали, он его потрогал, поцеловал, и сына увезли в детское отделение. Я сказала, чтобы они отметили сегодня этот Праздник, чтобы собрались вместе, вся семья, потому что мне этого очень хотелось и мне было приятно, что - да, пусть без меня, без нас с сыном - но отметят Его появление на свет, наш первый и Самый Главный Праздник!

Чадов тактично дал нам пообщаться, посоветовав сделать это, пока мы ждали лифт и, когда лифт приехал, повёз меня на два этажа ниже. Уже из закрывающегося лифта я улыбалась мужу, шутила и посылала ему воздушные поцелуи, насколько это было возможно моими всё еще обвязанными датчиками и катетером руками.

Реанимация

Растворившись в этом Счастье, я позволила привезти меня в реанимацию, где я провела недолгих шесть часов, из которых практически все шесть я просидела в своём телефоне, наслаждаясь Праздником, принимая поздравления, общаясь с родными и близкими, запостив, конечно же, на Facebook радостную новость и пытаясь понять, почему из реанимации в новом корпусе сделали такооооой холодильник.

Вообще, реанимация "через не могу" - это отдельная тема, о которой я напишу чуть позже здесь, в продолжение темы.