Как я сбежала из 25 роддома :)

Настало время продолжить историю про роддома. Пока впечатления свежи, попробую аккуратно и без обид описать то, что происходило после того, как я неудачно "залетела в роддом" 9 июня. Итак...


После обнаружения мажущих коричневых выделений, вызова и договоренности со Скорой, я села и, придерживая свой пакет "на роды" поехала туда, откуда пару часов назад уехала со слезами.

В приемном отделении творилось то, что творится в приемном любого роддома, как я понимаю. Очередь из женщин с пакетами, рожающих и не очень, суета, медсестры, врачи, кушетки, кресло... Как приехавшую на Скорой, меня провели без очереди, я сразу назвала диагноз и симптомы и мной начали заниматься.

Смутно помню последовательность, но помню датчик КТГ, которым они послушали сердце ребенка (и убедились, что я его тоже слышала), помню Самоделову, которая, посмотрев на выделения (там же, снимаешь трусы и показываешь, что на них - тут не до стеснений), сказала, что это не страшно, это скорее всего от УЗИ внутри датчиком (ага) и что "ну вот, я же говорила, надо будет госпитализироваться, а теперь уж точно полежите тут". Потом я услышала, что мест в гинекологии нет и меня положат в родблок. Медсестры, оформлявшие меня, сочувственно на меня посмотрели и сказали переодеваться в роддомовскую одноразовую ночнушку и халат.

Свои вещи было велено свернуть и оставить в приемном ("муж потом приедет и заберёт"). Я с перепугу положила куртку на пеленальный столик, за что получила замечание. Со мной оформлялась девушка, у которой были схватки, она дышала и упиралась в кушетку. Держалась молодцом. Во время того, как я переодевалась, дверь все время открывали и закрывали, заходили какие-то люди, врачи, чей-то муж, за забытыми документами. Мне на это было наплевать. Я все видела, но была слишком растерянна. Потом мне дали подписать кучу всяких бумаг, согласия на обработку персональных данных, на присутствие интернов при манипуляциях со мной и еще пара подписей. Давайте-давайте, яжюрист!)

Далее меня ждала "прекрасная" новость: меня кладут не в родблок, а в гинекологию - там освободилось место! Я переодеваюсь в свои халат и ночнушку, чувствую, что мне надо радоваться, но радость пока не приходит. К слову, только потом я поняла, как несказанно повезло мне и моим нервам, что меня не отвели в родблок. Там рожают. Кто как, конечно, но многие очень эмоционально и громко. Мне с моей впечатлительностью и тонкой душевной организацией, на 36-ой неделе видеть это было рано и не нужно. При этом надо сказать, что соседство гинекологии с родовой позволило мне-таки насладиться некоторыми из моментов чьих-то родов, особенно ночью и особенно когда они почему-то оставляли дверь в родовую открытой. Иногда кровь холодела от характера и силы этих криков...

Из приёмного меня с пакетами через какие-то сложные коридоры привели на 2 этаж, оставили там в коридоре около поста медсестры и ушли. Я, сходив в туалет в приемном, снова захотела туда, но решила терпеливо дождаться, что же будет дальше.
Мимо всё время ходили какие-то люди в халатах, о чем-то смеялись, я не решалась спросить, что мне делать дальше. Но когда эти люди начали смотреть ролики на ютубе и громко над ними смеяться, я всё же подошла, на что мне было сказано ждать, так как мне готовили (меняли) постель и должны были заселить в палату. Так я прождала около часа.

В туалет я всё же сходила, лицезрев наконец это чудо санитарной мысли :) Ооооооо! Я много читала об этих "двух унитазах, разделённых ширмой", но не думала, насколько это забавно, а по сути, конечно, жутко неудобно. И это один туалет на весь этаж. На человек 20 беременных женщин, которым в определенный день приходится бежать до него после клизмы из душевой.

(не могла удержаться, чтобы не сфотографировать эту нашу утреннюю гостью однажды в душе. Туалет сфотографировать не решилась)

На свой робкий вопрос о туалетной бумаге я получила почти насмешливую жалобу о том, что "мы и так тут все покупаем за свои деньги, нет у нас ничего". Как и элементарной вежливости и понимания состояния беременной женщины, впервые попавшей в стационар - подумала я.

Уже потом я поняла, что мне "посчастливилось" попасть в смену одной из самых зловредных медсестер, которые и разговаривают по-хамски, и кровь берут неумело (синяк на правом локтевом сгибе зеленеет до сих пор), и на том, чтобы аппарат КТГ развозить по палатам и снимать его с наших животиков, не особо заморачиваются.

Надо сказать, не все смены были такими. Три остальные медсестры были очень любезными, приветливыми и довольно неплохо выполняли свои обязанности. А этой, как говорят, осталось немного до пенсии и ей было, видимо, недосуг с нами возиться - она недовольно несла свое бремя, уже порядочно устав от жизни и этих психованных беременных вокруг.

То же самое касалось и санитарок, убиравшихся в палате и накрывавших на стол. Были и очень хорошие, душевные, желавшие приятного аппетита и заглядывавшие в каждую палату и звавшие на обед. А были и такие, кто не особо заморачивался и даже предъявлял претензии по поводу того, что мы не выносили мусорный пакет из палаты в мусорный бак туалета. Это когда трое из нас лежали с капельницами и ходить в туалет с капельницей в руке, туалетной бумагой и еще пакетом мусора - сомнительное удовольствие для беременной женщины.

Я стараюсь жить по принципу: как ты к человеку - так и он к тебе. И изначально думать о людях хорошо и ждать от них хорошего. Быть любезной - тогда любезной будут и со мной. Здесь этот принцип частенько давал сбой. А когда на любезность отвечают хамством - я теряюсь. Одна из первых соседок по палате, которую на след день увезли-таки на плановое кесарево (она ждала около недели), так и сказала мне, в той самой грубоватой манере: "Они чувствуют какую-то неуверенность (а может быть, и чувство превосходства, типа умничаю) в твоей этой любезности и начинают хамить. Жестче с ними надо, грубее". Учись жизни, Наташа.

Меня поселили в палату на четверых. Наша славная палата номер 8. Если я и вспоминаю 25 роддом добрым словом и улыбкой - то больше всего это касается девчонок, с которыми мне довелось лежать и проводить время там. В таких условиях становишься как будто маленькой семьёй, делишь радости и горести, отвлекаешься на разговоры, узнаёшь интересные истории из жизни, плетешь косички и смотришь вместе фильмы про беременных (на планшете, разумеется - ТВ там был, но не особо показывал :) А с одной из девочек мы, как оказалось, даже работали в одной фирме, но в разное время - это было моё первое место работы, небольшой юридический центр, занимавшийся регистрацией юр.лиц. Мы до сих пор на связи в чате вконтакте и делимся друг с другом радостями и новостями. Люди в палате меняются, выписываются, рожают, кто-то возвращается после выписки для плановой госпитализации до родов, а связь все равно остается. Это действительно здорово и душевно!

Самым сложным был первый вечер пребывания там. Когда всё ново, условия кажутся ужасными, ничего непонятно, постельное бельё в каких-то коричневых пятнах, спросить что-то лишний раз уже боишься, а на вопрос "Надолго я здесь?" - получаешь резкий ответ: "У вас полное предлежание, опасная ситуация, будем капать Гинепрал и наблюдать. У Вас ещё маленький срок. Лежите и не дёргайтесь!". Я спросила о посещениях. И тут меня ждала главная неприятная новость: (как и в любом роддоме) посещения родными запрещены, на улицу нельзя, можно только передавать пакеты мне и от меня. Это оказалось одним из самых тяжелых испытаний для меня.

Мне хотелось спать, клубники и яблок. А еще плакать. Много и часто. Муж быстро сориентировался и привёз мне все необходимое. Среди необходимого были, кстати, одноразовые накладки на унитаз - незаменимая вещь в роддоме! До сих пор благодарна одному из отзывов, в котором рекомендовали их взять! Мужа я не увидела, даже в окошко, так как уже лежала с капельницей.

Я успела поужинать (еда сносная и мне хватило, аппетита особо не было). Поговорить с той самой медсестрой от Петуховой, у которой я наблюдалась, она сказала, что все к лучшему и хорошо, что я сюда попала. Я видела мало хорошего, но ей хотелось верить. Потом мне вставили катетер в руку (та самая предпенсионная медсестра), довольно неприятно и повесили большуууую бутылку на капельницу, как сказали, часов на 7-8. Ходить с ней можно было, но нужно было ее перекрывать (как именно - мне показали, но поначалу было страшновато). Вообще, ходить там мне спокойно разрешали и несмотря на мой "опасный диагноз", требующий по идее постельного режима, никто не заморачивался моими брождениям по этажу (а иногда и этажам, если шли на узи) и протискиванию в очереди в буфете.

Буфет - тоже отдельная и неудобная тема. Узкие проходы между столами, небольшая очередь и не всегда понятно, кому что (диабет-не диабет). Почему-то именно тогда, когда мне хотелось сыру, его давали именно диабету. А в очереди за маслом, хлебом или чаем можно было в итоге остаться без этого самого хлеба с маслом. И бедные беременяшки своими животами и животиками часто устраивали настоящую пробку!) Вот не знаю почему, но меня иногда так раздражало именно это стояние в очередях или в этих беременных пробках) В такой атмосфере любезные санитарки, желавшие приятного аппетита, казались просто ангелами!

Что касается этажей и режима - то, как я увидела и выяснила потом, на 3 этаже было отделение патологии беременности, в котором мы почти все и должны были лежать. Мы ходили туда на узи. По ощущениям, там было как-то комфортнее в плане условий: туалет с кабинками, душ тоже поприличнее (кстати, душ в роддоме работал по часам, с 6:30 до 10 утра и с 18 до 22 вечера, так что первые дни, когда мне нужно было доооолго, весь день капать большую капельницу, на весь день, я успевала туда только утром), палаты больше, в них разносили еду и в холле стоял телевизор и мягкие кресла. Народ, как показалось, там был не совсем простой - возможно,этим и объяснялось то, что там обычно "не было мест".

"Здоровое Поколение" эти условия не предполагало - у них, как выяснилось, не было ни своего стационара, ни операционной. Мой контракт на ведение беременности ничего там не значил, я приехала туда на Скорой, по ОМС, и лежала там на общих основаниях. Эту оплошность я осознала позже, и прошла неделя, перед тем как я смогла что-то исправить.

Так получилось, что я попала в роддом в канун праздников (11-13 июня) и после некоторой суеты перед ними, когда к нам еще приходила наша палатный доктор (Петрунина Надежда Петровна - одна из немногих любезных и приятных докторов в отделении, ИМХО), я ощутила на себе больничный режим в выходные. На самом деле, ничего особенного, просто очень тихо, обход проводят либо ординаторы, либо дежурные врачи, КТГ ставят медсестры (в том числе и та самая, ленивая, предпенсионная) и вообще как-то спокойнее, но ощущение, что если есть какой-то вопрос или ты хочешь выбраться оттуда - этот вопрос не решится до выхода всех из праздников.

А я очень хотела выбраться. Несмотря на то, что к третьему дню у меня и выделения прошли, и катетер сняли, и с девочками подружились и стало веселее, я дико и иногда до слёз тосковала по дому, по мужу, по родным, мне хотелось не спеша погулять в парке и завершить все приготовления, которые я не успела сделать перед Днём Икс, уехав на Скорой на 35-той неделе. И да, мне хотелось нормально сходить в туалет, в душ и побыть дома, перед тем как в плановом порядке госпитализироваться для КС (с этой мыслью я уже почти смирилась).

За выходные мы также были очарованы некоторыми ординаторами мужского и женского пола. Один из них, при обходе нашей палаты, взял мою карту и сделал испуганные глаза. "О Вас знает весь роддом!". Я не знала, чем я могла так отличиться, но оказалось - диагнозом. "Опасно, и если что - сразу в операционную". Обе операционные были на втором этаже и, как мне объясняли, именно поэтому меня на этом этаже и держали. Я решила не поддаваться панике. И ждать конца выходных, чтобы в первый же будний день при отсутствии опасных симптомов начать собирать вещи. Вот убейте, но мне до сих пор кажется, что мой диагноз был поставлен некорректно (не полное, а всё-таки краевое предлежание плаценты) и такой уж сильной опасности в нем не было, а восстановиться после стресса и подготовиться к родам мне было гораздо лучше, спокойнее и позитивнее в домашних условиях.

Праздники завершились и наступила пора обычной больничной жизни - много врачей, ординаторов, суета и ощущение, что вот сейчас пора решать все вопросы. Одним из моих вопросов был также выбор врача себе для контракта на роды и заключение контракта с ним с наступлением 36-ой недели, то есть буквально через несколько дней. По отзывам опять же в Интернете я выбрала врача Л.Э. Нафталиева. Про запас у меня были врач Мисник, Тажетдинов (которого я часто видела на нашем этаже) и Караяниди, которую мне советовала медсестра Петуховой.

Очередной коллапс в этой истории случился в среду 15 июня. После обхода палатного врача, которая обещала меня выписать после обеда, я решила до обеда немного поспать и так сладко уснула, что, проснувшись, не сразу поняла, что происходило в нашей палате. А в палате происходило то, что называлось "обходом главного врача". Выглядело это так: большая делегация из докторов, ординаторов и одной медсестры во главе с Глав Врачом г-жой Оленевой подходили к каждой кровати и решали судьбу пациентов. Все выглядело очень строго и театрально, Глав Врач разговаривала как-то очень по-хамски (или это тоже называется строго?) и ее тон уж очень напоминал тон, который я слышала неделей ранее от того самого "врача от Бога", у которой я изначально хотела рожать. Моя кровать была последней и мне стало интересно наблюдать за этим цирком.

Немного жалко и странно было видеть выстроившихся по струнке палатных врачей, которые до этого так свободно общались с пациентами в палатах. Напомню, меня наш палатный врач пообещала выписать через несколько часов. Дойдя до моей кровати и выслушав ординатора, которая дрожащим голосом зачитала мою историю ("Ну ты что, умираешь там что ли? Читай громче!"), Глав Врач рявкнула: "Как выписывать? Вы что все в тюрьму захотели? Оставить здесь и держать до КС в 37 недель".

Меня сначала даже еще больше развеселил этот цирк и я старалась не подавать виду и сохранять серьезное выражение лица. Когда делегация ушла, я не стесняясь на всю палату весело спросила "А что это было?", но потом меня связали датчиками КТГ, и через 15 минут я поняла, что дело серьезное. Написала своим, что меня не выпускают, и у меня тут же возникла еще более острая тоска по дому и еще более острое желание выбраться из этого дурдома. Пусть даже под расписку и отказ от госпитализации. Мне не хотелось лежать там больше ни дня.

Подойдя после этого к Глав Врачу - она стояла у кабинета - я попыталась еще раз прояснить свои перспективы и возможность перебраться хотя бы на 3 этаж. Она сказала: "Да, туда можно, покажите ей 3 этаж". Мы с медсестрой поехали на этот 3 этаж на лифте, в котором она сказала фразу, которую, как мне кажется, нельзя говорить в этой ситуации: "Вы только не расстраивайтесь!". Из лифта я вышла уже в слезах. Не могу объяснить, как, что и почему, но в тот момент именно такой была моя реакция. 3 этаж мне показался ок, но оставаться даже там почему-то очень не хотелось. Меня пообещали перевести туда и я пошла к себе в палату.

В какой-то момент я поняла, что надо и можно действовать. Первым делом был звонок медсестре у Петуховой, которая и посоветовала мне позвонить в свою страховую и узнать, могут ли они оплатить мне здесь платную палату. Страховая сообщила мне, что они не работают с этим роддомом. Но задала ключевой вопрос "А как Вы относитесь к переводу в другое учреждение? Центр акушерства на Опарина, например"... Я поняла, что мои молитвы были услышаны! :)

Мне нужно было получить выписку из своей карты, направить ее в страховую и та уже должна была согласовать ее с Центром Кулакова. Они могли взять меня переводом из роддома, либо - более сложная схема - мне нужно было выписываться из роддома под расписку с отказом от дальнейшего лечения и ехать на госпитализацию в Центр. На следующий день мой перевод был согласован. Так я, кажется, не радовалась со времени, когда узнала о своей беременности :)

Почему я раньше не поехала в Центр на Опарина - читай ранее: я с самого начала прикрепилась к ЗП при 25 роддоме и хотела попасть на роды к конкретному врачу, "врачу от Бога" Самоделовой, которая в итоге, перед самым заключением контракта так поговорила со мной на приёме у врача, что у меня на нервной почве впервые за всю беременность начались выделения, с которыми я и приехала на обычной Скорой в этот роддом. Оказалось, что Скорую я также могла вызвать через пульт страховой компании и они могли бы привезти меня и на Опарина, и на Севастопольский и в 4 роддом и в ту самую ЦКБ, с которой они работают.

В день перед переездом на Опарина меня начали одолевать сомнения: а правильно ли я делаю? Я ведь до конца не знаю, какие там условия и врачи. А вдруг там то же самое или хуже? Я пыталась собрать информацию,но уже очень устала от бесконечного поиска в Интернете в своем телефоне (ни о каком ноутбуке и вайфае в роддоме, само собой, и речи быть не могло), устала от чтения отзывов о врачах и разочарования в них (два врача, которых я выбрала в роддоме, отказались заключать контракт, ввиду загруженности или по каким-то своим причинам). Я просто устала от роддома, неопределенности и дискомфорта. Некоторые девочки в роддоме спрашивали меня: "А почему ты хочешь переехать? А что тебе здесь не нравится?" Я не очень стеснялась в своих выражениях и как-то откровенно говорила, где я видела этот роддом с его жуткими условиями и хамоватыми врачами.

Мой врач по ведению беременности Петухова, встретив меня перед кабинетом узи за день до переезда, тоже не поняла,что же мне так у них не понравилось и сказала, что не факт, что где-то будут лучшие условия и только за очень большие деньги и что если я поеду, у меня даже по пути может начаться кровотечение и меня могут не успеть довезти до операционной. Я говорила, она любит пугать :)

Кстати, на 3 этаж за эти два дня, пока я всё решала со страховой, меня так никто и не перевёл и, кажется, даже и не собирался этого делать. Медсестра от Петуховой зашла ко мне накануне переезда и спросила: "Ой, а ты почему еще здесь лежишь? А почему не на третьем?". Хотела бы я ей ответить, но не нашла правильных слов. Наверное, потому что я не предложила кому-то вовремя денег в карман...И принципиально не собиралась там это делать.

В пятницу 17 июня в обед меня на Скорой перевезли в Центр акушерства на Опарина. Я, конечно, поволновалась за эти 15 минут моей траспортировки, особенно после слов Петуховой, но, приехав в Центр и даже просидев более получаса в его приемном отделении - тихо под кондиционером (начиналась жара) - я отчего-то спокойно выдохнула.

Так началась новая и более радостная история завершающего этапа моей беременности, которую я тоже, наверное, опишу чуть позже. Пока скажу только, что я очень радуюсь, лежа в одноместной палате, куда мне приносят еду (постельный режим), с душем и туалетом. Куда ко мне каждый день приходят близкие и друзья (это оооочень повышает настроение и улучшает состояние!), ординаторы и врачи для проверки моего состояния (никаких КТГ каждый день, сердцебиение малыша слушают специальным аппаратом) и моя врач здесь, которую я не выбирала ни по каким отзывам, в первый же день пришла ко мне, ответила на все мои дурацкие вопросы (и продолжает отвечать) и решила, что будет со мной делать. Кстати, здесь они пишут "краевое предлежание".

После всех перипетий мне захотелось довериться ей, взять в руки книжку, персик и спокойно лежать в палате под кондиционером в самую жару, делая забавные селфи, принимая гостей и подарки, намазывая руки, ноги и лицо кремами, принимая душ когда захочется и сколько захочется и наслаждаться этим комфортом в ожидании Дня Икс.



Продолжение, конечно же, следует)



P.S. Кому-то мои капризы и жалобы покажутся надуманными. Да, это обычный роддом и обычные условия для него. Да, я капризна. Но мне почему-то кажется, что для беременной женщины, которая к тому же привыкла к комфорту и может его себе позволить - такие вещи, как душ, туалет, питание, вежливое отношение персонала и врачей, и возможность встреч с родными, особенно если ты лежишь больше двух недель - становятся критичными и начинают определять состояние и настроение. А это для беременной женщины одно из самых важных! И мне почему-то до сих пор кажется, что хамить "врачи от Бога" уж точно не должны :)